22 вересня 2017

Сферический «Квадрат» в вакууме: режиссер победителя Канна о кино и жизни

В украинский прокат вышел победитель последнего Каннского кинофестиваля – фильм «Квадрат». По сюжету лощеный куратор музея современного искусства едет за украденным телефоном в неблагополучный район Стокгольма, что запускает цепочку трагикомических событий. Platfor.ma поговорила с режиссером картины Рубеном Эстлундом о том, как в каждом человеке борется добро и зло, почему фильм во многом основан на реальных событиях и как СМИ все портят.

 

 

– Расскажите, как возникла идея фильма?

 

– Название «Квадрат» заимствовано у проекта, который мы впервые представили публике осенью 2014 года в Музее Вандалорум на юге Швеции. Это такая модель публичного соглашения, подталкивающая людей на совершение добрых дел для других. Теперь «Квадрат» – постоянная инсталляция на центральной площади города. Если человек встает в его подсвеченный светодиодами центр, значит ему нужна помощь, а прохожие обязаны ему помочь.

 

Из нового здесь подход, который мы выбрали для того, чтобы затронуть определенные ценности. «Квадрат» – напоминание о простых истинах, которые берут начало в этике нравственности, присущей почти всем религиям: «Возлюби ближнего своего как самого себя». Во «Всеобщей декларации прав человека» присутствует нечто похожее: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Но при этом если я оставлю свой велосипед где-то, забыв пристегнуть, и его украдут, то большинство скажет, что винить мне некого, кроме себя.

 

– Как выглядела экспозиция в Вернаму?

 

– Мы экспериментировали с идеей того, что гармония в обществе зависит от простого выбора, с которым мы сталкиваемся каждый день: «Я доверяю людям» или «Я не доверяю людям». Гости музея должны были выбрать между двумя дверьми: дверь слева означала доверие к людям, дверь справа – недоверие. Многие выбирали доверие, но затем шли на попятную, когда их просили оставить телефоны и кошельки на полу музея на время визита… Такое противоречивое поведение демонстрирует, как это трудно – жить в согласии с собственными идеалами.

 

Допустим, я хочу жить в равноправном, честном обществе, где нет границ между богатыми и бедными. Как в этом случае мне следует вести себя с бездомными людьми? Должен ли я подавать милостыню каждый день и помогать хоть немного? Или лучше в корне изменить свою жизнь и тем самым восстановить равновесие? Мы сталкиваемся с этой дилеммой каждый день. Особенно сегодня, когда все больше людей оказывается за чертой бедности, а в богатых городах растет количество бездомных.

 

– Вы не впервые касаетесь этой темы?

 

– Мой первый фильм «Добровольно-принудительно» был размышлением о том, как легко можно преступить черту, поддавшись давлению толпы. Фильм – отсылка к эксперименту Стэнли Милгрэма. Его тесты подтверждают взгляды Ханны Арендт на банальность зла и людское повиновение власти.

 

А в «Квадрате» я обратился к эксперименту «Добрый самаритянин», который был проведен в 1973 году в Принстонском университете. Тогда сорок студентов теологического факультета приняли участие в, как они считали, исследовании о религиозном образовании и религиозном призвании. После заполнения анкет участников просили пройти в другое здание. При этом некоторых студентов просили срочно торопиться, других же поторапливали, но не сильно. По дороге они встречали прохожего, которым был специальный актер. Он падал на глазах у студентов, корчась от боли, – было ясно, что ему нужна помощь. Конечно же, теологи знали притчу о добром самаритянине: протяни руку помощи тому, кто в ней нуждается. Однако большинство не последовало этой морали. При этом эксперимент показал, что те, кого торопили сильнее, были более равнодушны к упавшему.

 

– Главный герой вашего фильма – лицемер или он просто запутался?

 

– Кристиан полон противоречий. На словах он идеалист, на деле – циник. Одновременно властный и мягкий человек. Он, как и я, разведенный мужчина с двумя детьми, который работает в сфере культуры, он поглощен философскими и социальными вопросами, поднятыми в арт-проекте «Квадрат». Кристиан убежден в новизне инсталляции и верит в то, что искусство может заставить людей задуматься. В то же время, Кристиан – хамелеон по натуре. Он мастерски использует свое хорошее положение в музее и знает, как оправдать ожидания спонсоров, гостей и художников.

 

Кристиан сталкивается с вопросами, знакомыми каждому: что значит брать на себя ответственность, доверять и быть достойным доверия, поступать правильно. Когда перед нашим героем встает сложная дилемма, его моральные принципы идут вразрез с поступками. Кристиан – живое воплощение противоречий, как и многие из нас. К концу фильма мы должны понять, усвоил ли он урок.

 

«Квадрат» требует от актера очень естественной, личной игры. Нежные отношения между Кристианом и его маленькими дочками формируют эмоциональное ядро картины и через конкретные образы показывают идею поиска утопии. Девочки выступают в коллективе, где каждый участник одинаково важен для успеха шоу. То, как бесстрашно десятилетний ребенок делает сальто, доверяя коллективу, готовому ее подхватить, говорит о важности такой веры. Настрой команды и удовольствие, которое ее участники получают от выступления – это «эффект команды», лучшее, что есть в американском обществе. Любопытно, рождено ли это лучшее из недоверия каждого отдельного американца к собственному государству?

 

– Может ли справедливость обещать счастье?

 

– История Кристиана соединяет два понятия справедливости по Сократу: общественный договор и индивидуальную этику. Справедливость есть подчинение каждого одним и тем же законам. Но что еще важнее, справедливость – нечто, присущее цельной душе. Из этого следует, что справедливый человек обязательно будет счастлив.

 

Соблазнительная мысль о том, что справедливость и правильные поступки гарантируют счастье – отнюдь не нова. Исследования в социальной психологии показывают, что волонтеры, активно вовлеченные в политическую и общественную жизнь, больше доверяют людям. Безвозмездно помогая другим, человек чувствует себя гораздо лучше в эмоциональном плане. Это явление называется helper’s high. Может быть, зрители посмеются над шутками в фильме и над неуклюжими, неловкими поступками Кристиана, а может быть увидят в его истории идею о справедливости.

 

– В фильме есть едкое высказывание в адрес медиа.

 

– Да, «Квадрат» – сатира на самые худшие тенденции нашего времени. Например, на то, как СМИ отказываются нести ответственность за подачу материала. Для освещения выставки и идеи арт-проека «Квадрат» в СМИ музеем было нанято PR-агентство. Они с сарказмом заявляют, что идея «Квадрата» слишком уж положительная, а никому не интересно, когда все слишком гладко. «Для того, чтобы заинтересовать журналистов, нам нужен хоть какой-то скандал, а в этом проекте нет и намека на конфликт».

 

Легко заметить сходство между экстремистскими партиями Швеции, США, Франции и других стран. Их провокационная, точечная полемика притягивает внимание толпы. В Швеции экстремисты являются третьей по величине политической партией. Провокационные ролики шведского PR-агентства Studio Total во многом стали вдохновением для фильма.

 

 

– Не последнюю роль в провокациях играют соцсети.

 

– Да, по воле горькой иронии социальные сети превратились в эффективный инструмент для продвижения террористических организаций. Взять хотя бы истерию в интернете, ставшую для многих европейцев поводом примкнуть к ИГИЛу и толкнувшую на убийства в Копенгагене спустя несколько недель после атаки на Шарли Эбдо. Эти события ничему нас не учат. Всего несколько лет назад журналистская этика не позволила бы газете или телевизионному каналу опубликовать шокирующие, сомнительные и провокационные изображения. Но с сокращением рабочих мест и заработных плат рынок труда переполнился, и СМИ стали интересоваться исключительно сенсационным материалом. Его содержание не имеет значения, если жуткая иллюстрация вызывает бурную реакцию читателей. Страшный пример – фотография трагически погибшего сирийского мальчика Айлана.

 

Всего лишь одно фото заставило многие европейские и международные издания резко поменять «мнение» о миграционном кризисе. Вот насколько мощным влиянием обладает по-настоящему сильное изображение! Провокационное, трогательное, способное прорваться через бесконечный поток информации, обрушивающейся на нас ежедневно. Чтобы достучаться до сердец читателей, нужна картинка. Ведь СМИ больше не отстаивают определенную точку зрения – неэтичные репортажи c провокационными изображениями стали нормой и распространяются по всему миру через социальные сети.

 

Фальшивый клип, сделанный на YouTube специалистами PR-отдела для продвижения выставки, – пример того, как медиа влияет на нас и искажает наш взгляд на мир. Эффекты СМИ необходимо изучать и анализировать. Я убежден, что видеоизображения – наше самое мощное средство выражения. И самое опасное.

 

– Ваш фильм – комедия. Как вы переводили такие серьезные вещи на язык юмора?

 

– Я просто затрагивал острые темы современности в легком, абсурдном ключе. Кино открывает нам особенный доступ в мир: на свете так много вещей, которые мы никогда не делали, но можем постичь через фильмы. Фильмы помогают критически осмыслить все то устоявшееся и привычное, воспринимаемое нами как должное. Я счастлив, когда слышу, что мой фильм спровоцировал дискуссии среди людей. Это означает, что моя работа изменила что-то и за пределами кинотеатра.