2 червня 2017

Утолить холод: украинский биолог о своей работе в Антарктиде

Украинский биолог Артем Джулай уже второй раз поехал на зимовку в Антрактиду. Platfor.ma поговорила с ним о том, что привело его туда, как живется в ледяной изоляции и почему важно изучать природу самого южного континента.

 

Фотографія: The Year In Antarctica

В Антарктиду меня привела сама Антарктида – ее изолированность от мира, труднодоступность. И моя любовь к приключениям.

 

Я учился в Севастополе, в аспирантуре Института биологии южных морей НАН Украины по направлению «Гидробиология». В научно-исследовательских экспедициях в Черном море познакомился с людьми, которые уже работали на Украинской антарктической станции «Академик Вернадский». Так я загорелся возможностью побывать в Антарктике.

 

В Национальном антарктическом научном центре обычно есть ряд вакансий, на которые может претендовать любой украинец с нужной специальностью. Правда, для этого каждый зимовщик, отправляющийся на год в Антарктиду, должен пройти профессиональный, медицинский и психологический отборы. Четыре года назад я окончил аспирантуру, подался на участие в экспедиции, прошел все отборы и попал в состав XIX Украинской антарктической экспедиции.

 

 

По пути на южный континент меня больше всего поразила бразильская жара. И то, что аргентинцы почти полностью игнорируют английский язык. Некоторые из тех, что работают в сфере услуг, кое-как на нем все же изъясняются, но основная масса отказывается из-за войны Аргентины с Британией за Фолклендские/Мальвинские острова. Война была давным-давно, а аргентинцы до сих пор игнорируют язык врага.

 

В самой Антарктике уже удивило абсолютно все: айсберги, животные, погода. А еще отсутствие замков и границ. Наша станция находится на острове Галиндез Аргентинского архипелага. На станции в течение года работают, как правило, 12 человек: 7 научных сотрудников и 5 человек, обеспечивающих работоспособность станции. В состав научных сотрудников входят метеорологи (2 или 3 человека), геофизики (2 или 3 человека) и биологи (2 человека). Делать науку в Антарктике им помогают: повар, доктор, дизелист-электрик, системный механик и системный администратор. На станции я понял, что когда тебя окружают одиннадцать человек, нужно учитывать мнение каждого. Когда тебя окружает миллион, мнением одного можно с лёгкостью пренебречь.

 

Помимо основных обязанностей, каждый из нас по очереди дежурит днем либо ночью. Дневной дежурный следит за работой дизель-генераторов, обеспечивающих станцию электричеством; работой насосов, закачивающих соленую воду, которая затем опресняется для стирки/мойки/готовки/уборки; холодильными камерами (одна камера поддерживает температуру плюс четыре градуса по Цельсию, другая – минус двадцать).

 

Дневной дежурный также помогает повару на кухне: накрывает на стол перед обедом и ужином, моет после еды баки с пищевыми отходами, пластиком/бумагой, металлом/стеклом. Кстати, все отходы на станции сортируются, прессуются, упаковываются и в конце зимовки отправляются на корабле в Аргентину для утилизации.

 

Ночной дежурный на протяжении недели оберегает сон полярников и следит за работой аппаратуры. На нем также уборка в главном коридоре, в ванной и на лестнице, ведущей на второй этаж в столовую. Мы всегда поддерживаем чистоту и порядок на станции. В столовой убираем сразу после ужина. А в пятницу вечером проходит общая уборка.

  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica

Параллельно с основной работой научные сотрудники убирают снег (а снега в Антарктиде много), проводят косметический (а иногда и капитальный) ремонт, квасят капусту, лепят пельмени, читают книги, смотрят фильмы, занимаются спортом.

 

В летний сезон «Академик Вернадский» посещают туристические суда и яхты. Мы проводим экскурсии по станции, рассказываем туристам о работе здесь и нашей стране (к сожалению, многие из них вообще не знают о существовании Украины).

 

Переписка с цивилизацией есть – личные письма приходят на станцию каждую пятницу. А отправка личной почты происходит один раз в неделю по воскресеньям. Письма отправляются одним пакетом в Антарктический центр, откуда уже их рассылают по адресатам. При этом отправка метеорологических и геофизических данных происходит каждый день. Еще можно по спутниковой связи позвонить домой по тарифу $6 за минуту, или написать несколько электронных писем раз в неделю по тарифу $6 за мегабайт. Но так как зарплату украинским полярникам платят в гривнах, то часто звонить не получается. Плюс существует лимит в 200 тыс. грн, который устанавливается на всю зимовку по трафику информации. Поэтому даже если есть желание потратить всю зарплату на общение, этого сделать не получится физически, так как на станции 12 человек и всем хочется и позвонить, и написать пару писем домой.

 

Новости мира и науки мы получаем в личных письмах. Раз в неделю сотрудники НАНЦ, занимающиеся отправкой почты, присылают нам подборку новостей.

 

В целом связь с внешним миром, конечно, нужна. Причем нужен полноценный интернет, так как сейчас свободный доступ к информации – это не роскошь, а необходимость. Другое дело, что социальные сети и видеосвязь лишили бы нахождение в Антарктиде той доли романтики, да и отсутствие информационного шума положительно сказывается на психологическом здоровье организма.

 

Сейчас на станции работают два биолога. Мы наблюдаем за териофауной и орнитофауной, кольцуем птиц. Кроме того, проводим ихтиологические и микробиологические исследования, ищем и фиксируем образцы мха и беспозвоночных, которые живут в этом мху. Собираем образцы высших сосудистых растений, грунтов. Все эти находки передаются в научные учреждения Украины, где затем обрабатываются и анализируются узконаправленными специалистами.

  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica
  • Фотографія: The Year In Antarctica

Украинские учёные участвуют в международном проекте по наблюдению за колониями пингвинов в Антарктике – с использованием автоматических фотокамер-ловушек, а также устанавливают на пингвинов маячки для спутникового наблюдения за перемещением ослиных пингвинов (Gentoo penguins) и пингвинов Адели (Adelie penguins).

 

Кстати, пингвины щипаются, могут ударом крыла поломать пальцы, а клювом выколоть глаз. Но в остальном, если их не трогать, это очень милые и веселые птички.

 

Ближайшая к нам станция – американская «Палмер», расположенная на 70 километров севернее. Добираться до неё на резиновых лодках-«Зодиаках» небезопасно, поэтому в гости к американским коллегам мы, как правило, не ездим. Следующая по удаленности – британская станция «Розера» уже в 320 километрах в южном направлении.

 

В Антарктиде проводят свои исследования всего 29 стран, поэтому Украина является почетным членом этого элитного клуба. Мне кажется, нам стоит этим гордиться и дорожить таким членством.

 

Антарктида – это мировой заповедник, не отягощенный (пока еще) человеческим присутствием. Поэтому тут существуют уникальные условия для изучения природы в условиях отсутствия антропогенного воздействия. А благодаря адаптации к экстремальным условиям, представители флоры и фауны Антарктиды обладают уникальными особенностями, которые можно использовать для разработки и внедрения новых препаратов и технологий.

 

Фотографія: The Year In Antarctica

Климат меняется, ледники тают, животные осваивают более южные широты. Влияют ли люди на этот процесс полностью или частично, и какова эта часть – мне трудно сказать. Но так как человек – существо разумное, нужно в любом случае ко всему подходить разумно и стараться минимизировать свое воздействие на окружающую среду.

 

А в целом время здесь проходит очень быстро, поэтому скучать не приходится. И вообще, Антарктида – это такое место, куда хочется вернуться.