27 листопада 2016

Азия и я: Антон Фридлянд о том, как быть в Камбодже

Отправившись в большое азиатское путешествие, Антон Фридлянд не смог обойти визитом свою любимую Камбоджу. И предлагает узнать читателям Platfor.ma, каково это – работать гидом в Ангкоре, слететь с катушек в Пномпене и открыть бар в Сиануквиле.

 

Как поработать гидом в Ангкоре

Приехав в Камбоджу в рамках экспедиции, организованной туроператором TUI Ukraine, я первым делом отправляюсь в Ангкор. Так получилось, что я успел побывать в Ангкоре раз шесть или семь – по несколько дней. И три раза из них – в качестве гида. Пару раз сопровождал друзей, а в третий раз – как гид для небольшой группы путешественников, прибывших из Киева. Именно во время этого пятидневного погружения в Ангкор я сумел заглянуть в самые дальние его храмы, куда почти не добираются туристы.

 

Строго говоря, иностранцы не имеют права работать гидами в Ангкоре – это прерогатива местных жителей. Кхмеры проводят экскурсии на английском, русском, французском и дальше вплоть до японского и корейского. Но поскольку каждый из здешних гидов, стремясь к универсальности, пытается овладеть несколькими языками, качество владения ими чаще оказывается поверхностным. Как-то раз возле одного из храмов, я услышал гида, говорящего на незнакомом мне языке. Вслушавшись получше, я понял, что это русский – точнее, его камбоджийская версия.

А что касается иностранцев, осевших в Сием Рипе, городке, расположенном возле Ангкора и его обслуживающем, то многие из них подрабатывают гидами нелегально, заходя на территорию храмового комплекса в качестве обычных посетителей. К слову, однодневный билет в Ангкор стоит $20, трехдневный - $40, а пропуск на неделю - $60.

 

Ангкор – крупнейший доиндустриальный город в мире: его строения, большинство которых были возведены более тысячи лет назад, занимают площадь в 200 квадратных километров. Это место обладает совершенно неземной внешностью: когда голливудские художники пытаются изобразить древние инопланетные города, у них получается что-то в этом роде, только слабее, конечно. А когда величественная архитектура вступает в брак с неукротимыми джунглями, в этом союзе рождается нечто удивительное. Корни гигантских баньянов оплетают огромные плиты, выталкивая их из земли, деревья прорастают сквозь стены, а каменные лица индуистских богов взирают на вас сквозь причудливую раму из ветвей.

 

Главное место силы Ангкора – гигантский храм Ангкор-Ват, который считается самым крупным из когда-либо построенных храмовых сооружений. Он раскинулся на площади в двести гектаров, а ров, опоясывающий эту территорию, протянулся на три с половиной километра. Этот храм, название которого переводится попросту как «храм Ангкора», был возведен в XII веке, во времена правления императора Сурьявармана II. Посвященный индуистскому богу Вишну, он представляет собой схему мира в представлении древних кхмеров. В центре – главная башня, символизирующая обитель богов, священную гору Меру. Другие башни изображают горные пики, а ступени, круто взбирающиеся к ним, напоминают о том, как труден путь к небесам. Что касается широкого рва, прорытого вокруг храмового комплекса, то он символизирует океан, омывающий мифическую гору.

 

Чтобы осмотреть всю сотню храмов Ангкора и недели не хватит, но есть среди них те, что просто обязательны для посещения, как и Ангкор-Ват. Храм Байон, башни которого украшены множеством высеченных из камня лиц. Та Пром – храм, почти полностью проглоченный джунглями и оплетенный корнями деревьев. Святилище Неак Пин, что возвышается посреди рукотворного озера. Похожий на лабиринт храм Преах Кхан, по галереям которого, кажется, можно бродить весь день… Лучший вариант – побывать в Ангкоре дважды в рамках одного путешествия, по паре дней на визит. В первое посещение вы познакомитесь с главными храмами, образующими туристическое кольцо. Во второй раз сможете добраться до удаленных мест, где почти нет туристов, но именно там лучше всего ощущается таинственная атмосфера храмов и дворцов, затерянных среди джунглей.

 

Как не сойти с ума в Пномпене

Путь из аэропорта камбоджийской столицы способен вызвать культурный шок. Тысячи грузовиков, легковушек, туктуков и мотобайков – все прут вперед, подчиняясь не правилам уличного движения, а интуиции огромной стаи на колесах. Страшный смог – поэтому у многих на лицах маски. На обочине, по которой прорывается сквозь «пробку» мой туктук – бойкая ярмарка уличной еды, которую готовят тут же, в тележках: супы, тефтели, рис, лапша, карри. Подкрепиться можно, не заглушая мотор мопеда.

 

Ближе к реке Тонлесап воздух становится чище, утихает гул моторов. Риверсайд – туристическая часть города, в колониальных кварталах которой – наибольшее скопление отелей, ресторанов и турфирм. По широкой набережной, вымощенной желтой плиткой, можно дошагать до главной пномпеньской достопримечательности – Королевского дворца. Дворец этот, открытый для посетителей, конечно, не может соперничать с помпезным Королевским дворцом в Бангкоке. Пномпеньский Королевский дворец не подавляет посетителей своим величием, а напротив, умиляет своей камерностью.

 

Еще советую подняться к пагоде Ват Пном – по преданию, именно с этого храма началась история поселения, впоследствии получившего название Пномпень. «Пном Пень» – значит, холм госпожи Пень. Именно эта богатая монахиня в 1373 году построила храм на холме – именно так переводится название «Ват Пном». Вот вы уже и выучили несколько слов по-кхмерски.

В основном путешественники воспринимают Пномпень как перевалочный пункт по дороге из Сием Рипа в Сиануквиль или наоборот. Провести пару ночей в номере с видом на меланхоличную реку Тонлесап, посетить несколько хороших ресторанов на набережной, и дальше в путь. Но некоторые пилигримы застревают в Пномпене надолго и даже теряют здесь счет дням. Столица Камбоджи открыла им свою темную сторону: дешевый секс в неограниченных количествах, на который можно подсесть, как на наркотик. Бордели, небрежно замаскированные под караоке, кафе и бары, тянутся целыми кварталами плюс к этому десяток ночных клубов, служащих местом съема для иностранцев. В общем, не стоит застревать надолго в Пномпене – это может быть опасно для здоровья, для кошелька и для психики.

 

«Французские пенсионеры вместо рая попадают в Камбоджу – причем еще при жизни, - уверяет мой знакомый Николя. – Сам посуди: жизнь здесь дешевая, климат отличный, девушки отзывчивые…» Самому Николя до пенсии еще далеко – на вид ему не больше пятидесяти. Десять лет назад он перебрался в Камбоджу, открыл здесь ресторанчик, женился на кхмерке и завел двоих сыновей. С женой и детьми он общается по-французски, со своими сотрудниками – по-кхмерски, со мной – по-английски.

 

«Когда я впервые приехал сюда в середине девяностых, здесь был по-настоящему дикий край, – рассказывает Николя. – Автомобили были редкостью, марихуана продавалась на рынках огромными вязанками, а за сто долларов можно было купить автомат Калашникова чуть ли не на улице». Сегодня, конечно, все не так экзотично. Но если захочется подержать в руках автомат – отправляйтесь на одно из стрельбищ, что в паре километров от Пномпеня. Придется немного раскошелиться, и вам позволят даже пострелять из пулемета или из гранатомета.

 

Как открыть бар в Сиануквиле

Сиануквиль – главный и единственный морской курорт Камбоджи: несколько широких пляжей, соединенных дорогой. У каждого из пляжей – своя фишка. Виктори Хилл славится хорошими французскими ресторанчиками, Ошотель и Серендипити Бич – более людные и тусовочные, Отрес Бич – уединенный пляж вдалеке от остальных. Именно Отрес стал моим любимым пляжем – как среди камбоджийских пляжей, так и среди пляжей мира, на которых я успел побывать. На Отресе царит ощущение «места посреди нигде» – только море, полоса песка в обрамлении густой зелени и шеренга пляжных ресторанчиков. Здесь нет домов выше двух этажей – только небольшие бунгало и гестхаусы. Нет машин, только редкие мотоциклисты и пара туктуков в ожидании туристов. Понятное дело, о суете и спешке ты забываешь почти тут же, как оказываешься здесь. Только ты и море – идеальный союз.

 

«Я расскажу тебе, как это делается в Сиануквиле, – вещает мой старый знакомый Валера, переехавший сюда пять лет назад из Киева. – Ты приезжаешь сюда в сезон, видишь бары, заполненные иностранцами. И познакомившись с владельцем одного из баров, узнаешь от него, что бизнес продается. Твоему новому знакомому, видишь ли, нужно возвращаться в родную Францию. Ты покупаешь этот бар, и поначалу все идет хорошо, но лишь до конца сезона, который заканчивается здесь в феврале. А потом начинается сезон дождей, и туристов здесь почти не остается – только экспаты, живущие здесь. И вот они, как и ты, сидят все в своих пустых барах, а дождь все идет и идет, и в их заведения никто не ходит. А потом снова начинается туристический сезон, и это самое время, чтобы продать свой бар очередному “счастливчику”».

Валера успел побывать и владельцем бара, и дискотеки, и держал украинский ресторанчик. Каждое его начинание проживало один сезон. Впрочем, мой друг не жалуется, прибыли от подобных бизнесов хватает на то, чтобы оплачивать свою жизнь в Камбодже в зимний период, а весной он вернется в Украину. Теперь он – счастливый арендатор гестхауса на Отресе. По словам Валеры, это не бизнес на один сезон – он планирует заниматься им десять лет (именно на такой срок заключен договор аренды). Впрочем, кто знает, как пойдут дела на этом расслабленном курорте.

 

В Сиануквиле хорошо отдыхать, но делать бизнес здесь – не такое уж привлекательное занятие. Попадая сюда, словно оказываешься в замедленном видео, где волны накатывают на берег не резво, а лениво, где приходится двигаться, буквально расталкивая руками горячий влажный воздух, где цветок гибискуса может падать с дерева целую минуту, то поднимаясь в потоках воздуха, то опадая в них.


comments powered by Disqus