18 вересня 2017

«Коррупция – неотъемлемая часть спорта»: мировой исследователь о грязи всей системы

14 сентября в Киеве стартовал фестиваль «Кино против коррупции» — совместный проект Goethe-Institut в Украине и компании «Артхаус-трафик». В программе заявлены шесть немецких, румынских, итальянских, английских и российских фильмов, исследующих природу явления, с которым Украина знакома не понаслышке. Немецкий режиссер и журналист («Журналист года» по версии CNN в 2011 году) Бенджамин Бест представил в Киеве свой документальный фильм «Грязные игры» о коррупционных схемах в профессиональном спорте. Журналист Platfor.ma Александр Михедов поговорил с режиссером о том, как состязания стали бизнесом, можно ли это исправить и почему 222 млн евро за футболиста – это ужас.

 

 

Вы занялись темой незаконных ставок и договорных матчей еще в 2007 году. Чем она вас привлекла?

 

– В те времена мало кто знал об азартных играх, связанных с матчами, и о том, что можно договариваться на этот счет. Когда я только начал заниматься этим вопросом, то очень удивился, что люди из Азии делают ставки на немецкие матчи. Меня заинтересовало, откуда они знают этих игроков и команды.

 

Я поехал в Сингапур и встретился там с одним из организаторов договорных матчей. Он рассказал, как это работает, и отметил, что сами команды обращаются к нему, чтобы все устроить. Это глобальная система, которая включает множество аспектов и участников таких схем. Она тесно связана с организованной преступностью.

 

– Как вы искали людей, готовых рассказывать на камеру о «кухне» спортивной коррупции? Ведь некоторые были ее непосредственными участниками. Сложно ли было их уговорить?

 

– Весьма непросто. Сложнее всего было приблизиться к арбитру NBA Тиму Донахи – у меня ушло на это полгода. Сперва я связался с его юристом: писал ему письма, посылал факсы. Полгода не было никакой реакции, пока однажды я не получил от него e-mail с контактами Донахи. Я позвонил Тиму, объяснил ситуацию, и он согласился помочь мне.

 

Бонита Мерсиадес (член заявочной команды Австралии на чемпионаты мира 2018 и 2022. — Platfor.ma) была настроена весьма скептично. Она интересовалась, кто спонсирует фильм, кто стоит за проектом. Ее осторожность можно понять, ведь ей неоднократно угрожали.

 

Фотография: Кадр из фильма «Грязные игры» — Бонита Мерсиадес (в центре)

 

Большая часть людей шла мне навстречу. Думаю, это связано с тем, что меня знают как журналиста — этой темой я занимаюсь уже 10 лет. Они уверены в том, что все написанное или сказанное мной — правда. Доверие — самое важное в нашем деле.

 

– Почему именно футбол, бокс и баскетбол? Это наиболее коррумпированные виды спорта?

 

– Думаю, в любом виде спорта есть коррупция. Я решил начать с футбола из-за его популярности во всем мире. Но в целом мне просто были нужны интересные истории. Так, например, в фильме появился Чарльз Фаррел, несмотря на то, что он из мира бокса. Что касается баскетбола, я очень хотел рассказать про NBA, потому что о коррупции в этой ассоциации известно немного.

 

Фотография: Кадр из фильма «Грязные игры» — Чарльз Фаррел

 

– Хотите ли вы снять продолжение и рассказать о других видах спорта? Что вы знаете о коррупции в них?

 

– Я бы запросто мог снять еще три-четыре фильма в продолжение темы. Мне, например, известны случаи коррупции в теннисе, в котором организовать подставной матч очень легко. Недавно я даже снял документальный фильм для немецкого телевидения на эту тему. Коррупция есть везде, где замешаны деньги, которые условно можно назвать большими. Недавно мы вместе с коллегой сняли фильм о допинге в Африке. Это очень большая тема.

 

– Кстати, о допинге. Скандалы, связанные с ним, вспыхивают регулярно. Это действительно такая большая проблема?

 

– Да, это так. Я говорил со многими спортсменами на эту тему. В легкой атлетике, к примеру, почти невозможно показать хороший результат без допинга.

 

– Мировой спорт превратился в огромное коммерческое шоу. Может ли он вновь вернуться к истокам, то есть ставить на первое место соревновательный принцип, а не бизнес?

 

– Спорт действительно возник как соревнование, но сегодня это чисто бизнес. Взять тот же переход Неймара за 222 млн евро (речь о трансфере футболиста из «Барселоны» в «Пари Сен-Жермен» — самом дорогом в истории футбола. —Platfor.ma). То, что думают болельщики, как они реагируют на такие события — все это неважно для людей, которые управляют этими процессами.

 

– А ваше личное отношение к этому трансферу?

 

– Я думаю, это ужасно для спорта. Это абсолютно неправильный посыл в мир. Но это так же очень показательный пример истинного положения дел в футболе.

 

– В интервью Deutsche Welle вы говорите: «Для меня ответственность лежит на болельщиках — и Манчестер является ярким примером того, куда все может пойти». Вы считаете болельщиков настолько могущественными или единственной силой, способной что-то изменить?

 

– Очень много зависит от болельщиков. Если они перестанут ходить на матчи, покупать мерчендайзинг, спонсоры уйдут. Болельщики — взрослые люди, они видят, что происходит. Возможно, им хочется, чтобы их дурили. Они ходят на футбол как в театр, для них это шоу. Они не думают о том, что за всем этим стоит. Болельщиков, которые действительно хотят перемен, очень мало.

 

– На ваш взгляд, почему FIFA стала синонимом коррупции и воровства?

 

– Это происходит из-за того, что подобные организации ни перед кем не отчитываются, они вне контроля. Фактически они занимаются самоуправством.

 

– Совсем как в Украине.

 

– Да, если даже случаями коррупции занимается полиция или ФБР, никаких сдвигов нет. Эти люди очень могущественны, они играют на своей территории по своим правилам.

 

Фотография: Кадр из фильма «Грязные игры»

 

– Как вы относитесь к инициативам вроде Against modern football, когда люди встраиваются в существующую систему, выступая против коммерциализации?

 

– Очень печально, что такие инициативы появляются. Это демонстрация не лучшего состояния, в котором мы пребываем. С другой стороны, хорошо, что есть такой критический подход, люди осознают и переосмысливают ситуацию. Но проблема в том, что их почти не знают. Инициативы очень локальные, о них не пишут в медиа, потому что эти же медиа задействованы в схемах большого спорта. Сами журналисты хотят быть на короткой ноге со спортсменами – им нравится греться в лучах чужой славы. Из-за этого нет дистанции между медиа и спортом. Хотелось бы, чтобы их было больше и о них говорили.

 

– На ваш взгляд, что необходимо, чтобы искоренить коррупцию в спорте как системное явление и возможно ли это в принципе?

 

– Я — пессимист в этом вопросе. Не думаю, что это возможно. Я говорил с множеством людей в разных странах — не только спортсменами, но и публичными лицами, связанными со спортом. Все они говорят, что это неотъемлемая часть спорта. Если вы хотите увидеть спорт, как он есть, то смотрите игры детей. Там есть чистые эмоции — они плачут, проиграв, и смеются, одержав победу.