25 вересня 2017

«Предмет должен заботиться о человеке»: как украинский эмигрант стал датским дизайнером

До 26 лет Алексей Искос жил в Харькове. А потом переехал в Копенгаген и стал известным датским дизайнером. Алексей – автор тех самых аккуратных кресел и уютных абажуров, которые воплощают «скандинавский дизайн». Два года назад Алексей приехал в Украину, потом еще раз, и вот уже киевское дизайн-бюро ODESD2 презентовало линейку люстр его авторства. Алексей Искос рассказал Platfor.ma о модном феномене хюгге, жизни в Копенгагене и возможностях дизайна в Украине.

 

 

– Как из украинского эмигранта вы стали стали датским дизайнером?

 

– Я переехал в Копенгаген в начале 90-х. Для того, чтобы погрузиться в профильную среду, пошел учиться в местную дизайн-школу на четвёртый курс. Организовал группу с другими молодыми дизайнерами, работал в бюро, набирался опыта. Датский дизайн имеет давние и мощные традиции, но в двухтысячных произошел еще и новый всплеск. Так получилось, что я и мои коллеги стали сотрудничать с такими компаниями как Hay, Muuto, Normann Copenhagen, которые сегодня стали очень успешными и определяют лицо современного дизайна, а тогда были молодыми и еще никому неизвестными.

 

– Ваша работа с украинским дизайн-бюро родилась из ностальгии или из любопытства?

 

– Больше из любопытства. В украинском дизайне сейчас происходит много интересного и оригинального. Как ни странно, но отсутствие традиций дизайна в Украине – это сейчас скорее преимущество, чем недостаток. Все пути открыты, не надо ни на что оглядываться, можно вдохновляться чем угодно, собирая и перерабатывая культуры всего мира и любых времен. В Дании традиции очень глубоки, отступать от них порой непросто – часто этого или не понимают, или не воспринимают, опасаясь коммерческих неудач. Датский менталитет вообще такой – не принято выделяться и показывать, что ты лучше или умнее других. Потому что это ведь значит, что другие хуже, а кому это нравится? В жизни это не так уж плохо, в этом есть сильное демократическое начало. А вот в творчестве порой тормозит и накладывает ограничения.

 

– Ваши предметы можно назвать рафинированным скандинавским дизайном? В чем суть датского дизайна, как отличить его, скажем, от украинского?

 

– Тут достаточно тонкая грань. По форме и стилю может быть что-то общее: светлое дерево, белые поверхности, отсутствие украшательств. Но скандинавский дизайн – это не форма, и не стиль, а определенный ход мыслей. Предмет всегда должен заботиться о человеке. В идеале это качественная вещь, очень удобная, которая будет служить много-много лет. Даже предметы молодых «трендовых» компаний кроме эстетичности по-прежнему невероятно удобны и практичны. В хорошем датском дизайне нельзя пожертвовать здравым смыслом в пользу стиля – это так же невозможно, как каблуки 12 см в 8 утра в метро.

 

Для украинского дизайн-бюро ODESD2 я разработал предмет, исходя из материалов и технологий, доступных в Украине. Таких немало. Я выбрал сталь толщиной 0,8 миллиметров и согнул из нее многогранную пирамиду, похожую на те, что были в школьном классе геометрии. Угол между гранями 15.77 градусов, отсюда и название всей линейки «15.77».

 

 

– Расскажите о понятии хюгге. Впервые услышала о нем от вас, а теперь об этом уже несколько книг на украинский переведено.

 

– Хюгге – это такая национальная философия комфортного быта и общения людей. Корни хюгге в датской истории, где одну из ключевых ролей сыграл Николай Грундтвиг – епископ, проповедник, создатель «народных университетов», соавтор первой конституции. В традиционном христианстве жизнь – это испытание души, обременённой телом, а рай – награда за выдержанное испытание. Грундтвиг же проповедовал, что жизнь на земле и жизнь после смерти – лишь звенья одной цепи, поэтому надо получать удовольствие и от жизни на земле тоже. Мне кажется, что хюгге родом именно оттуда – философия радости от повседневной жизни, обычных бытовых мелочей: удобной уютной мебели, шерстяных пледов, имбирных пряников, неспешной беседы в теплой компании, когда никто не тянет одеяло на себя. Интересно, что это слово можно использовать как существительное, прилагательное или глагол.

 

– Какой вообще ритм жизни в Копенгагене? Отличается от киевского?

 

– Копенгаген – небольшой компактный город с довольно неспешным ритмом жизни. Могу сказать о транспорте. У меня нет машины, на работу я езжу на велосипеде, жена тоже. В любую погоду, в любое время года. Все, что нужно, находится в 10-20 минутах двухколесной досягаемости. Общественным транспортом почти не пользуюсь, хотя он хорошо развит. Есть общественные велопарковки, где можно арендовать велосипед и вернуть его в другом пункте. Новый тренд – общественные электромобили. Принцип тот же, что и с велосипедами, но в аренду вы берете электрокар, оплачивая его той же карточкой, что и для автобуса и метро.

 

Детские садик и продленка в школе закрываются в 17.00, но уже к 16.00 детей там почти нет, хотя рабочий день c девяти до пяти. Обычно, пока дети маленькие, у одного из родителей сокращённый рабочий день. На работе засиживаться вечерами не принято. Считается важным уделять время семье и детям, особенно пока дети ещё хотят проводить время с родителями. Уже в 15-16 лет многие они зачастую начинают жить самостоятельно.

  • Фотографія: Fiber armchair by Iskos - Berlin for Muuto
  • Фотографія: Fiber chair and armchair by Iskos - Berlin for Muuto
  • Фотографія: Just-chair by Iskos - Berlin for Normann Copenhagen
  • Фотографія: Fiber chair by Iskos - Berlin for Muuto
  • Фотографія: Just-chair by Iskos - Berlin for Normann Copenhagen
  • Фотографія: Macaroon sofa by Iskos - Berlin for Versus

– Сейчас много говорят о скандинавском образовании, когда дети не сидят за партами и не зубрят таблицу умножения? В Дании все так и происходит?

 

– Да, тут совсем другая система. Дети ничего не зубрят и могут пользоваться учебниками и даже интернетом на экзаменах. Главное – чтобы ученик знал, где искать информацию. Двое моих детей посещают школу и поначалу были моменты, когда мне казалось, что они там ничего не учат. Например, идут на мусороперерабатывающий завод вместо уроков. Но если посмотреть на эту экскурсию внимательнее – получается целый комплекс знаний по различным материалам, скажем, по химии и экологии, причем на конкретных примерах.

 

Цель датского образования – не дать набор знаний, а воспитать творческое и критическое мышление, чтобы, став взрослыми, они могли находить нужные знания сами. Также важно, чтобы дети этот процесс любили, не отбить у них желание развиваться. А вот сидишь ли ты при этом за партой, на полу или на подоконнике – уже не так важно. Также огромное внимание уделяется социальным навыкам, умению общаться, вести себя в коллективе. Короче, школа – это подготовка к реальной жизни, а не к вступительным экзаменам в институт.

 

Фотографія: Just-chair by Iskos - Berlin for Normann Copenhagen / Soft Edge stool by Iskos - Berlin for Hay

– Когда вы только приехали в Данию, сложно было перестроиться?

 

– Как и все советские студенты архитектурного направления, я умел довольно хорошо рисовать и чертить. У местных студентов такой техники не было. Но у них был другой важный навык – независимость суждений и критический подход. Нас учили иметь правильные суждения, а нужно было иметь суждения свои.

 

Еще один забавный момент, который я почувствовал только спустя время: датские преподаватели не ругают тебя, если проект получился неудачным. Скорее всего преподаватель тебе скажет что-то вроде: «Интересная мысль... а ты бы не хотел попробовать еще и в другом ключе?». И ты думаешь – о, меня же похвалили, интересная мысль. А вот коренной датчанин понимает, что проект не годится и надо начинать сначала.