15 березня 2017

«Закон Гильгамеша»: оригинальный вид государственного устройства в рассказе Антона Фридлянда

Продолжаем нашу изредка регулярную рубрику «Литературная среда». Сегодня в эфире рассказ Антона Фридлянда «Закон Гильгамеша».

 

Фотографія: pixabay.com

В городе Урук единственный Закон: рабы подчиняются деспотам, а свободные граждане не подчиняются никому, но и не имеют рабов. Сейчас право деспотии принадлежит рыжеволосым, рабы – мы, черноволосые, а свободные граждане имеют светлые волосы. Когда век рыжеволосых закончится (говоря «век», я не имею в виду сто лет – он завершится не через определенное летоисчислением время, а когда по небу пролетит хвостатая звезда), рыжеволосые станут свободными гражданами, а светловолосые попадут к нам в рабство. Когда и этот период подойдет к концу, черноволосые станут гражданами, светловолосые – деспотами, рыжие – рабами. И так будет, пока стоит город Урук: век черноволосых будет сменяться веком светловолосых, веком рыжих – без конца.

 

Когда век завершается, жрецы из бывших рабов вносят ученую слепую обезьяну в Храм Закона, и она вытаскивает из огромной кучи каменных табличек ту, которая ознаменует продолжительность следующего века. Мы считаем, что все эти таблички были созданы великим Гильгамешем, и казним любого, кто в этом усомнится (в основном на такое осмеливаются лишь бродяги-чужеземцы). Затем верховный жрец (разумеется, тоже из бывших рабов) оглашает выбор слепой обезьяны. На табличке может быть высечено: «Век завершится тогда, когда в город въедет женщина верхом на безрогом быке», «Когда слепая обезьяна укусит верховного жреца», «Когда пойдет дождь из песка», «Когда в городе родятся тройняшки» или любые другие «когда», число которых неизвестно смертным.

 

Со времени окончания века и до наступления следующего (то есть, до того момента, когда верховный жрец примет табличку из лап обезьяны) на площади перед Храмом Закона происходит дележ рабов, в котором не принимают участия будущие свободные граждане. Если число рабов превосходит число деспотов, то сначала рабов делят поровну, а оставшихся распределяют по жребию. Если же рабов меньше, то всех их распределяют по жребию, обязуя при этом тех деспотов, которым достались рабы, делиться их потомством с деспотами неимущими. Все предусмотрено Законом Гильгамеша!

 

 

Раб переходит во владение к деспоту вместе со своим имуществом и во всем подчиняется хозяину. Если же он проявляет непокорность, его ждет жестокое наказание. Говорят, раньше таких людей карали смертью, пока один из жрецов не растолковал слова великого Гильгамеша, высеченные над входом в Храм Закона: «Идущего против меня лишу пути». С тех пор непокорных рабов клеймят знаком семиугольной звезды, после чего они на всю жизнь становятся свободными гражданами, и им уже никогда не суждено стать деспотами. На моей памяти такое наказание постигло двух светловолосых юношей, и осознание того, что им никогда не вкусить деспотии, заставило их убить себя.

 

Если не хочешь попасть под клеймо, подчиняешься своему деспоту мгновенно и беспрекословно. Тот, кто еще совсем недавно нежился в огромной беломраморной усадьбе и каждый день объедался желтым маслом и белыми сливками, теперь чистит скотный двор и дерется за кость с собакой. Поэт отдает свое имя деспоту, и тот купается в славе своего раба, выдавая его талант за свой. Рыжеволосый юнец помыкает своим черноволосым отцом, возвращая ему детские обиды тростниковыми розгами.

 

Воистину весела жизнь в Уруке, и воистину равен в мудрости своей богам великий Гильгамеш, появившийся на свет безволосым и остававшийся таким всю свою жизнь до двенадцатого века, завершившегося с его смертью, как было предначертано слепой обезьяной.


comments powered by Disqus